Детей, склонных к аллергии, становится все больше. Почему?

 

Кожные пробы ставят детям только с 3,5–4 лет, тем, кто младше, делают анализ крови из вены на наличие иммуноглобулинов класса Е

Горе от стерильности

Некоторые ученые связывают этот рост с «вестернизацией» образа жизни. Все теперь вокруг детей чистое, стерильное, сто раз перемытое и прокипяченное.

Многие городские малыши ведут довольно изолированный образ жизни, мало общаются со сверстниками, не ходят в детский сад и, значит, не контактируют в раннем возрасте с большим количеством инфекций. И тогда иммунная система детей, не занятая борьбой с инфекциями, начинает воевать с ни чем не повинными белками.

Наглядное подтверждение этой «гигиенической» гипотезы – разное число аллергиков, которое было в Западной и Восточной Германии. И там и там – один народ, одна и та же генетическая популяция, но в Западной Германии аллергических заболеваний регистрировалось в несколько раз больше, чем в Восточной. Потому что в Западной были выше уровень медицинского обслуживания и уровень гигиены, далеко не все дети ходили в детские сады…

Ложная тревога

У большинства малышей первые аллергические реакции возникают на продукты питания. Проявляются они сыпью, дерматитом (диатезом, как говорят мамы). У младенцев еще мало вырабатывается пищеварительных ферментов, защитных антител, у них повышена проницаемость кишечной стенки. Все эти особенности приводят к тому, что недорасщепленные белки всасываются в кровяное русло. Крупные обломки молекул запускают цепь аллергических реакций, которые начинаются с выработки особых антител. Контакт аллергена с этими антителами приводит к выделению гистамина – вещества, которое вызывает расширение сосудов, отек тканей, зуд… Вот так выстраивается цепочка: выпил малыш коровье молоко – на щечках появилась зудящая сыпь. К тому же чувствительность тканей к гистамину у младенцев значительно выше, чем у взрослых.

Но ребенок растет, совершенствуется его пищеварительная система, и в три года он уже может нормально усваивать молоко. Такое происходит с 75–90% малышей, у которых в первые два года жизни наблюдался атопический дерматит. Большинство детей эти дерматиты перерастают и напрочь забывают, что у них когда-то в раннем детстве на что-то была аллергия.

Ставим пробу

Однако у части детей к 5–7 годам (времени активного роста) или в подростковом возрасте (на фоне гормональной перестройки) дерматит возвращается, и уже не один, а вместе с ринитом или астмой. Как поведет себя заболевание, предсказать сложно. Но тяжелый атопический дерматит, скорее всего, просто так не исчезнет.

С возрастом пищевая аллергия отступает на второй план. Теперь главную роль играет аллергия на домашнюю пыль, пыльцу растений, шерсть и эпидермис животных.

Проверить, какие из аллергенов вызывают реакцию, можно с помощью кожных проб. Ребенку на кожу предплечья или спины капают растворы различных аллергенов и через капли делают небольшие царапины. Если через 20 минут на месте царапины появляется волдырь, значит, белок этого вещества организм воспринимает, как врага. За один раз можно проверить до 40 аллергенов.

Но кожные пробы ставят детям только с 3,5–4 лет, тем, кто младше, делают анализ крови из вены на наличие иммуноглобулинов класса Е. Это белковые молекулы, которые вырабатываются клетками иммунной системы в ответ на контакт с аллергенами, они индивидуальны для каждого аллергена. А начать обследование при подозрении на аллергию можно с обычного анализа крови: посмотреть, каково в нем содержание эозинофилов. Если эозинофилов больше нормы и их повышенное количество держится долго, надо делать более глубокое обследование.

 



  • На главную
    Реклама